Янтарная комната в Санкт-Петербурге: история, кто подарил, янтарный кабинет

Янтарная комната в Санкт-Петербурге: история, кто подарил, янтарный кабинет Истории о камнях

Царский подарок

История янтарной комнаты насчитывает чуть менее трехсот лет и восходит ко времени Петра I.
Но прежде чем начать рассказ об этом уникальном интерьере, который называют восьмым чудом света, следует сказать несколько слов о материале, из которого изготовлен его декор.

“Золото Балтики” — так с незапамятных времен любовно называли легкую, теплую на ощупь золотистую смолу. Это и есть янтарь. Его красота, удобство в обработке (не слишком тверд и не слишком хрупок) и целебные свойства испокон веков привлекали к нему внимание людей. Древние славяне считали янтарь амулетом, спасающим от дурного глаза и злой судьбы.

Энергия этого редкого материала составляла тайные знания египетских фараонов и оракулов античного Рима. Янтарь всегда и везде был желанным товаром.
По древним торговым дорогам перемещался он в Центральную Европу и Переднюю Азию. Один из маршрутов начинался в Данциге (современный Гданьск) и носил название “Янтарный путь”.

Янтарный промысел был привилегией жителей береговой части Балтийского моря, но в XIII в. монополию захватил сильный и влиятельный Тевтонский орден. Постепенно под его эгидой стали формироваться цеха, в которых трудились янтарных дел мастера. Художественное ремесло обработки янтаря было очень уважаемым. Особенно славились в XVII в. мастерские городов Кенигсберга (современный Калининград) и Данцига.

Портрет Фридриха I в коронационном облачении. 1710 Художник А.Пэн Панно цокольного ряда Янтарная комната Портрет императора Петра I. 1833 Художник Г. Бон. По оригиналу Г. Неллера

В 1701 г. королем Пруссии стал Фридрих I. Его жена, София-Шарлотта, занялась перестройкой личной резиденции. Эта работа была поручена придворному архитектору И.-Ф. Эозандеру.

Вензель короля Фридриха 1 на цокольных панелях Янтарной комнаты
Вензель короля Фридриха 1 на цокольных панелях Янтарной комнаты

Скромный дворец королевы — Шарлоттенбург — должен был превратиться в изысканное здание с длинным парковым фасадом по версальскому образцу.

Возможно, пребывание в Кенигсберге, столице янтарного производства, подтолкнуло короля и королеву к мысли о создании в строящемся дворце кабинета из янтаря . В 1704 г. в Шарлоттенбург приезжает янтарных дел мастер из Кенигсберга Г. Вольфрам (датчанин по происхождению), а в 1707 г. — Г. Турау и Э. Шахт из Данцига. Над созданием янтарных панелей они трудились до 1709 г., но вынуждены были прекратить работу в Шарлоттенбурге, так как королю пришла мысль украсить янтарной галереей, но уже более просторной, другую резиденцию — в Ораниенбурге.

Работа эта тоже не была доведена до конца, так как теперь король приказал переместить янтарные панели в Берлин, в Королевский замок. В 1713 г. Старый король умер, а его сын и последователь Фридрих-Вильгельм I приказывает вмонтировать готовые части янтарной облицовки в один из кабинетов Берлинского дворца.

В 1716 г. Петр I встречается с молодым прусским монархом в городе Хавельберге для того, чтобы заключить союз против шведов. Для закрепления личной дружбы и в ознаменование достигнутого союза Фридрих-Вильгельм I преподносит русскому царю подарки: он передает Петру королевскую яхту “Либурника“ и незаконченные янтарные панели.

До недавнего времени автором создания Янтарного кабинета называли архитектора А. Шлютера, но современный исследователь доктор Б. Гёрес, директор объединения “Прусские дворцы и парки Берлина — Бранденбурга“ (Германия), на основании вновь найденных документов называет И.-Ф. Эозандера автором проекта.

Король подарил меня изрядным презентом яхтою, которая в Потсдаме зело убранная, и кабинетом Янтарным, о чем давно желали“, — написал царь жене Екатерине. Королевская яхта “Либурника“ пришлась как нельзя кстати увлекавшемуся мореплаванием Петру, а янтарные панели из Берлинского дворца являлись драгоценным произведением искусства.

Озабоченный сохранностью панелей, Петр I дал письменное наставление о том, как транспортировать их в Россию.
Прибывшие в Россию панно осмотрел А.Д. Меншиков и 2 июля 1717 г. сообщил Петру I об их состоянии и о своем впечатлении: “Кабинет Янтарный Вашему Величеству от короля прусского подаренный я пересматривал… Истинно сказать, что самая диковина, которой на свете подобной не видал“.

Возвратившись в Россию, царь Петр I отсылает в Пруссию свой подарок: небольшое судно, токарный станок, кубок из слоновой кости, собственноручно им исполненный, и гренадер-великанов — 55 рослых русских парней. Презентуя русских великанов, Петр знал о том, что Фридрих-Вильгельм I, еще при жизни получивший прозвище “солдатский король“, с которым и вошел в историю, собирал для своей армии по всей Европе очень высоких мужчин, из которых формировал специальный полк.

Русский посол в Берлине граф А.И. Головкин депешей от 11 октября 1718 г. сообщил, что русские великаны были представлены королю в Люстгартене (увеселительном саду Берлина, который Фридрих-Вильгельм I превратил в плац для маршировок) и король хвалил оружие, мундиры, выправку и рост гренадер.

Янтарный кабинет не стал сразу же по получении украшением царского дворца, так как часть янтарных панно при транспортировке отклеилась от основания, часть поломалась.
Кабинет был помещен в служебный флигель (людские покои) Летнего дворца, где хранились мелкие янтарные вещи, подаренные русскому двору в разное время. Там панно пролежали в ящиках до 1743 г.

Вступившая в 1741 г. на престол дочь Петра I Елизавета стала отстраивать свою официальную резиденцию — Зимний дворец (третий по счету в Санкт-Петербурге). Для убранства одного из парадных покоев императрица решила использовать полученный из Пруссии ее отцом в подарок берлинский Янтарный кабинет. Для починки и исправления янтарных панно в феврале 1743 г. был приглашен итальянец А. Мартелли, мастер лепного и штукатурного дела.

Проектирование и строительство Третьего Зимнего дворца Елизавета поручает придворному архитектору Ф.-Б. Растрелли. Приступив к проектированию Янтарного зала, Растрелли обнаруживает, что имеющихся деталей для украшения интерьера недостаточно. Возникает необходимость в создании новых архитектурно-декоративных элементов. Растрелли компенсирует недостаток деталей зеркальными пилястрами в резных золоченых рамах. Откосы дверей, наличники, карнизы вырезают из дерева и раскрашивают “под янтарь”.
янтарная комната фотоСамыми эффектными и значительными в декоре прежнего интерьера были три богато орнаментированные янтарные рамы, в которые теперь помещают картины И. Гроота.

Для достижения симметричности их расположения решено было изготовить четвертую раму, но из дерева. Тогда прусский император Фридрих II, желая доставить удовольствие Елизавете, заказывает в Кенигсберге четвертую янтарную раму. В ее декоре были использованы аллегории,
прославляющие русскую императрицу: раму венчала российская корона, внизу располагалась композиция с российским двуглавым орлом на фоне знамен и оружия.

В ноябре 1745 г. рама была отправлена в Петербург. Елизавета осталась очень довольна подарком.
Отделка зала была закончена в 1746 г. Нарядный интерьер использовался для официальных приемов и торжеств. Так, известно, что в Янтарном зале принимали шведского и польско-саксонского посланников.

Янтарная комната в Екатерининском дворце (Царское Село)

В 1743 г. при участии архитекторов М.Г. Земцова, А.В. Квасова, СИ. Чевакинского по приказу Елизаветы началась перестройка дворца и парка в ее летней резиденции — Царском Селе. Вдоль парадного двора должна была протянуться анфилада роскошных залов. Императрица решила создать здесь интерьер, ни с чем не сравнимый по роскоши.
Перестройка дворца длилась тринадцать лет. В июле 1753 г. Елизавета повелевает Ф.-Б. Растрелли спроектировать новую Янтарную комнату, но уже в Большом Царскосельском дворце, причем декором для ее стен должны послужить янтарные панно из Янтарного зала Третьего Зимнего дворца.
Начальник Канцелярии Императорского кабинета В. Фермор по приказу Елизаветы бережно разбирает панели в Петербурге и укладывает их в ящики. Специальная команда солдат на руках переносит их из Петербурга в Царское Село.

Зал в Екатерининском дворце, предназначенный для Янтарной комнаты, был гораздо больше, чем в Третьем Зимнем, и в шесть раз превосходил размерами прусский Янтарный кабинет, но Растрелли блестяще справился с поставленной перед ним задачей: эффектно расположив старые фрагменты Янтарного кабинета и деликатно дополнив их новыми декоративными элементами в стиле барокко, великий зодчий создал изысканный по красоте зал, пребывание в котором воспринималось современниками как величайший праздник.

В интерьер Янтарной комнаты Царскосельского дворца архитектор ввел живопись, имитирующую янтарную мозаику, — она создает фриз между карнизами панно и плоскостью потолка, а зеркальные пилястры поместил на постаменты. Богато украшенная золоченой резьбой, комната органично вошла в декоративный ансамбль парадной, так называемой Золотой, анфилады.

В янтарные рамы поместили четыре флорентийские мозаики — дипломатический дар Елизавете. Изготовлены они были в 1750-е гг. во Флоренции, по эскизам художника Дж. Дзокки, и представляли собой аллегорическое изображение пяти природных чувств:
слуха, зрения, вкуса, осязания и обоняния.
Тогда же был изготовлен наборный паркет по рисунку архитектора В.И. Неелова. Много позже,в 1860 г., потолок Янтарной комнаты был украшен плафоном “Мудрость оберегает Юность от соблазнов Любви“ , который архитектор А.И. Штакеншнеидер выбрал из хранившихся в Зимнем дворце.

Янтарь — очень хрупкий материал, и изделия из него требуют постоянного ухода. Уже после окончания работ со всей очевидностью встал вопрос о необходимости наблюдения за состоянием огромных янтарных панно.
Для проведения реставрационных работ в 1768 г. из Пруссии приезжает Ф. Роггенбук, который впоследствии возглавил и работы по изготовлению янтарных изделий в созданной им Царскосельской янтарной мастерской, крупнейшей в Европе.

Портрет Екатерины ВторойВступившая на престол в 1762 г. Императрица Екатерина II любила принимать гостей в этой комнате и поэтому много внимания уделяла отделке и реконструкции интерьера. В 1763 г. она издала указ о замене расписных частей цоколя на мозаичные панели из янтаря. Начался очередной, теперь уже последний, этап янтарной отделки Комнаты. Изготовление архитектурно-декоративных янтарных деталей проводилось в Царскосельской янтарной мастерской, которая
к тому времени была последним и единственным центром в Европе, где велись столь объемные работы.
Так, за четыре года было израсходовано 450 килограммов янтаря. При переводе декора Комнаты в янтарь мастера использовали не только новые элементы, но и старые, привезенные из Пруссии и не нашедшие применения: по верху каждого большого панно среднего яруса были помещены старинные янтарные маски с отходящими от них резными гирляндами из фруктов.

В 1771 г. был закончен и установлен над восточной дверью десюдепорт, привезенный в Петербург из Берлина незаконченным. Еще одним украшением Янтарной комнаты стал выполненный из янтаря угловой столик, спроектированный Ф.-Б. Растрелли.

Панорама Екатерининского дворца. Середина XVIII в. Художник М.И. Махаев 1819

О богатом декоре Янтарного зала упоминает в своем дневнике Ф. де Миринда, южноамериканский испанец, много путешествовавший. Он год, с 1786 по 1787-й, прожил в России. Благосклонно принятый Екатериной II, де Миринда получил право носить форму полковника русской армии и появляться при дворе: “… в Янтарной комнате невозможно было не остановить взгляд на покрытых кафлями из янтаря стенах — щедрый подарок короля Пруссии; стены ее украшены барельефами из того же материала — исключительная в своем роде работа, ничего подобного я доселе не видывал“.

Завершились работы, и комната предстала во всем своем великолепии, озаренная 565 свечами.
Установленные в бронзовых и деревянных настенных светильниках, они отражались в 24 пилястрах, зеркалах-картушах и в двух больших зеркалах, помещенных в простенках окон, обращенных на парадный плац.

“Стиль Янтарной комнаты… представляет собой смесь рококо и барокко, и эта комната —подлинное чудо, не только из-за высокой ценности материала, искусной резьбы и легкости архитектурных форм, но, главным образом, из-за прекрасного, то темного, то светлого, но непременно теплого тона янтаря, который придает всему убранству невыразимую прелесть.
Стены зала покрыты мозаикой из полированных кусочков янтаря, неодинаковых по размеру и по форме, но сохраняющих коричневато-желтоватый колорит. Резные янтарные рамы с рельефами делят стены на отдельные участки, где выложены четыре мозаики — римские пейзажи с аллегорическими изображениями человеческих чувств.
Весь декор производит равно приятное впечатление при солнечном свете и при свечах“. Описание относится к 1912 г.

Янтарный десюдепорт. Восточная стена янтарной комнаты Янтарная комната. 1859 Гелиогравюра из альбома Т. Готье

В середине XIX в. в Комнате поместили конную статую прусского императора Фридриха II — уменьшенную копию памятника скульптора Д. Рауха. Она появилась во дворце в качестве дипломатического подарка прусского двора императору Николаю I.
В простенках между окнами были поставлены витрины, в которых разместили янтарные предметы, подаренные в разное время членам императорской семьи.

Содержать Янтарную комнату в надлежащем состоянии оказалось очень сложно: весь период ее бытования в царскосельском дворце был заполнен заботами о ремонте и поддержании в порядке драгоценных панно.
В начале 1830-х гг. янтарные панно, нуждающиеся в ремонте, снимали со стен и починку производили в зале, а в 1893 г. некоторые из них увозили для реставрации на Петербургскую гранильную фабрику.
18 апреля 1913 г. император Николай II, осматривая Янтарную комнату, нашел ее состояние требующим обязательного ремонта. Дворцовое управление обратилось в основанную в 1804 г. данцигскую фирму “Моритц Штумпф”, крупнейшую в Европе по работе с янтарем. Представители фирмы прибыли в Петербург, получили разрешение от Министерства двора на работы, но реставрация, видимо, так и не была произведена. Скорее всего, причиной этому стала начавшаяся
в 1914 г. Первая мировая война.

После Февральской революции 1917 г. во всех пригородных императорских резиденциях были созданы комиссии, на которые была возложена инвентаризация художественного имущества дворцов. В Царском (Детском) Селе комиссию возглавил архитектор и искусствовед П.К.Лукомский. Обеспокоенный состоянием Янтарной комнаты, исследователь писал в 1918 г.:
“Пора чинить все и чинить основательно, иначе будет поздно, и придется тогда уже не ремонтировать, а реставрировать”. Начались небольшие работы по починке панно, которые велись прямо на месте.

Вывоз янтарной комнаты в Кенигсберг в войну

21 июня 1941 г. был прекрасный воскресный день. Залы парадной Золотой анфилады Екатерининского дворца-музея заполнили посетители. Как всегда, Янтарная комната вызывала удивление и восторг диковинностью материала, разнообразием и теплотой его оттенков. В 14 часов залы дворца моментально опустели — объявили о начале Великой Отечественной войны. И сразу же во дворцах-музеях, окружающих Ленинград, началась подготовка к эвакуации янтарной комнаты.

Напряженная работа сотрудников музеев в г. Пушкине по упаковке музейных экспонатов продолжалась 83 дня (с 22 июня по 16 сентября 1941 г.). Мебель, фарфор, бронза, живопись, книги и люстры изымались из экспозиции и из фондов; все движимое имущество сносилось в служебные помещения первого этажа. В Предцерковном зале экспонаты укладывали в ящики.
Днем и ночью небольшой коллектив сотрудников (в основном — женщины) грузил и отправлял в тыл страны музейные сокровища. Уже 30 июня была подготовлена первая партия экспонатов, которая затем — 6 и 13 июля — была отправлена в тыл страны.
23 августа последний эшелон прорвался сквозь вражеский заслон. Сотрудники музея продолжали упаковывать и сносить экспонаты в подвалы дворца, чтобы уберечь их от артобстрелов. В первую очередь отбирали уникальные в художественном отношении предметы интерьера: отдельные образцы стульев, кресел, диванов, столов из различных мебельных гарнитуров.
Среди шедевров были живопись Картинного зала; фарфор Петербургского Императорского, Мейсенского и Берлинского королевского заводов; русская и западноевропейская бронза; произведения искусства, связанные с историей русской культуры.

До 15 сентября 1941 г. грузы из Екатерининского дворца вывозились только в Ленинград. Там их размещали в подвалах Исаакиевского собора, где они находились весь период блокады города. В Екатерининском дворце-музее до Великой Отечественной войны, соответственно довоенным инвентарным книгам, были зарегистрированы 42 172 единицы хранения. Во время войны в эвакуации находился 12021 экспонат.

Действия музейных работников были направлены, прежде всего, на сохранение архитектурно-декоративной отделки залов от поражения огнем, снарядами, осколками: “Ценные паркеты закрыли ковровыми дорожками ворсом вниз и засыпали песком. Окна сначала заклеивали бумагой, позднее марлей и плотной материей, предохранявшей от осыпания стекол. По мере обострения военной опасности приемы защиты дворцовых зданий изменялись. В конце августа до 50% (окон в залах) Парадной анфилады забили с наружной стороны толстыми досками, а стены Янтарной комнаты оклеили сверх папиросной бумаги — тканью… Во всех залах были установлены ящики с песком и бочки с водой, а к ним лопаты, щипцы, совки. В качестве дополнительных резервуаров использовались большие японские вазы… “.

Однако из-за недостатка времени не был произведен демонтаж уникальных паркетов и дверей Лионского зала, отделанных перламутром и палисандром, и великолепных фарфоровых вставок работы англичанина Дж. Веджвуда в спальне императрицы Екатерины II; остались на своих местах и иконы в церкви, плафоны и паркеты во всех интерьерах; не были сняты со стен шелка XVIII в. и Коромандельские лаковые панно в Китайском зале. Не покинули стен и янтарные мозаики в Янтарной комнате, которые разделили общую печальную участь всего архитектурно-декоративного убранства залов дворца.

Парадная лестница Екатерининского дворца Фотография. 1944, июнь Войска вермахта на железнодорожной станции Сиверская Фотография. 1942, лето Кенигсберг после налета английской авиации Фотография. 1944, август

17 сентября 1941 г. в северную часть города вошли войска вермахта. Музейные работники тогда пробирались в Ленинград. Началась оккупация, продлившаяся 28 месяцев — до 24 января 1944 г.
Главную роль в вывозе ценностей из г. Пушкина играл оперативный штаб рейхсляйтера Розенберга. Управление оперативным штабом осуществлял в 1941 г. Г. Утикаль, получавший информацию от созданных во всех оккупированных областях координационных штабов.

Вслед за передовыми частями в город прибыли немецкие искусствоведы, которые исполняли конкретные задания в прифронтовой зоне и потому согласовывали свои действия с офицерами вермахта. Эти отряды были мобильны и невелики.
Кроме руководителей отделов, в разовые командировки “на место“ из Германии приезжали эксперты. К дворцам г.Пушкина проявили интерес группа “Остланд“, базировавшаяся в Риге и подчинявшаяся оперативному штабу Розенберга, и группа “Север“. Н. фон Хольсту, ведущему специалисту по вопросам искусства, в сентябре 1941 г. было поручено хранение музейных предметов в пригородах Ленинграда.

О работе с коллекциями (осмотре, упаковке и вывозе) свидетельствуют документы 18-й армии и воспоминания жителей, которые в первые дни оккупации находились в г. Пушкине. 29 сентября в полевом дневнике группы “Север“ была сделана запись о том, что “…ротмистр граф Сольмс из штаба группы армий, которому поручено отобрать произведения искусства в императорских резиденциях, просит поставить охрану в г. Пушкине, где взрыв авиабомбы причинил некоторые повреждения. В настоящее время солдаты на передовой своими неосторожными действиями могут нанести дворцу ущерб, в связи с чем охрана поручена 50-му армейскому корпусу… “.

Далее: “14.10.1941 г. Красногвардейск… Транспортировка экспертами по искусству… графом Сольмсом и … Пенсгеном предметов искусства из Гатчины и Пушкина — среди них облицовка стен
Янтарного зала из замка в Пушкине (Царское Село) в Кенигсберг“. Этот документ впервые уточняет имена и фамилии исполнителей демонтажа музейных предметов и дату вывоза их на запад — 14 октября 1941 г.
Тщательно упакованные в ящики панели Янтарной комнаты были погружены на грузовики, отвезены на железнодорожную станцию Сиверская и через Псков — Ригу отправлены в Кенигсберг.

В ноябре 1941 г. доктор А. Роде сообщил, что ему передана Управлением государственных замков и парков (директор Э. Галль) Янтарная комната для дальнейшего хранения в собрании произведений искусства Кенигсберга. 20 марта и 28 мая 1942 г. в газетах Кенигсберга были опубликованы статьи о Янтарной комнате — об истории ее создания, о перевозке в Царское
Село, значении в мировой культуре. Сообщалось, что в настоящее время она вывезена вермахтом из Царского Села и “встроена“ в Кёнигсбергский дворец. Там же были помещены фотографии Янтарной комнаты.

12 апреля 1942 г. решением немецкого генералитета янтарные панели были открыты для обозрения в одном из залов южного крыла Кёнигсбергского замка. В этом же году А. Роде опубликовал статью, в которой привел много интересных деталей.
В частности, он сообщал: “Последняя глава в <...> богатой событиями истории Янтарной комнаты <...> вписана во время жестокой войны между Германией и Россией в 1941 г. Царское Село, современный Пушкин, оказалось расположенным на первой оборонительной линии. Дворец в Царском Селе был сильно разрушен во время одной из бомбардировок. Часть дворца была взорвана. По заданию шефа государственных музеев (Г. Утикаль) — два офицера — полковник доктор Пенсген и майор доктор граф Сольмс-Лаубах, искусствоведы по образованию, — осмотрели царскосельский дворец и установили, что необходимо срочно спасти Янтарную комнату.
В течение 36 часов был проведен демонтаж Комнаты (его произвели семь человек из строительного батальона), которую затем доставили в Кенигсберг и передали в музей.
Янтарная комната Фридриха I, вернувшись на свою родину, которая представляет собой единственное место добычи янтаря, является лучшим украшением Кёнигсбергского музея“.
Статья была проиллюстрирована пятью фотографиями.

Роде отметил: “…из четырех мозаичных картин одна в настоящее время не сохранилась и заменена зеркалом“. Доктор Роде тщательно изучал панели Янтарной комнаты. Он воспринимал Янтарную комнату как национальную реликвию, свидетельство уникального искусства обработки янтаря, и считал серьезной ошибкой решение короля Фридриха-Вильгельма I подарить ее Петру I; похищение Комнаты из захваченного Царского Села и вывоз в Кенигсберг он именовал в документах не иначе, как “акцией по спасению достояния немецкого народа“.
Роде приложил много усилий для создания экспозиции Комнаты; он в последний раз запечатлел ее на фотографии; укрыв в подвалах замка, спас ее от воздушных бомбардировок в 1944 г.; готовил к транспортировке весной 1945-го. Вероятно, он много думал и о возможном месте ее последующего хранения.

Все, кто вывозил Янтарную комнату и художественные произведения из оккупированных пригородов Ленинграда, были знатоками музейного дела. В этом аспекте очень интересен документ, датированный 1943 г.
“Рига, 19 февраля. Письмо руководителя группы „Остланд» доктора Нерлинга в Министерство оккупированных восточных территорий в Берлине“. Указывалось, что “осенью 1941 года <...> граф Сольмс решил в виду опасности отправить в рейх культурно-художественные ценности из Гатчины и Царского Села. Были отправлены 5 вагонов в Кенигсберг.
В них были, наряду с Янтарной комнатой, ценные картины, мебель и т.п. Желательно установить, какие именно ценности были тогда вывезены и где точно они размещены в настоящее время <...> В любом случае, решение о нахождении этих культурно-художественных ценностей будет окончательно принято лишь после войны“.

Этот документ позволяет сделать вывод о том, что между разными ведомствами имела место конкуренция, в то время как у музейных специалистов и у А. Роде, знатока истории янтарного дела, со всеми коллегами существовали и контакт и взаимопонимание.
Доктор Роде, с 1941 по 1944 г. хранивший Янтарную комнату в Кёнигсбергском замке, имел возможность изучать панели и мозаики, чтобы выяснить, что является ее “немецкой“ частью, выполненной в Германии, а что привнесено русскими мастерами в XVIII — XIX вв.

В 1944 г. советские войска вступили в Восточную Пруссию. В феврале — марте Роде распорядился произвести демонтаж всех панелей, сложить их в ящики и снести в подвал Кёнигсбергского замка. 27 и 29 августа начались бомбардировки английской авиации,
в результате которых замок пострадал. 2 сентября того же года Роде доложил в Берлин, что Комната осталась неповрежденной, кроме шести цокольных панелей. Затем началась дальнейшая эвакуация янтарных панелей из зоны боевых действий.

На этом заканчивается известная часть “биографии“ Янтарной комнаты. Дальнейшая ее судьба неизвестна и строится на многочисленных версиях и всевозможных догадках уже в течение почти шестидесяти лет.

Поиски янтарной комнаты

Город Пушкин был освобожден от врагов 24 января 1944 г. Вот как описывает музейный хранитель А.М. Кучумов свое возвращение во дворец: “Дальше идет страшное пожарище. Голые кирпичные стены, покрытые копотью, ни полов, ни потолков. Сплошной провал на все три этажа… через окна видны все комнаты — все обрушилось, кирпичи, копоть, обгорелые балки и железо — нигде никакого намека на отделку… “.
Живописный медальон; позолоченный карниз с амурами и светильниками; завершения пилястрВ мае 1944 г. была создана Комиссия по делам искусств и культурно-просветительных учреждений СССР во главе с доктором исторических наук, сотрудником Государственного Исторического музея в Москве профессором А.Я. Брюсовым. Она выехала в Кенигсберг для выявления и возвращения на родину произведений советских музеев, которые были вывезены врагами. В Кёнигсбергском замке была обнаружена поломанная мебель из Екатерининского дворца.
На вопросы о Янтарной комнате А. Роде, оставшийся в Кенигсберге при музее, ответил, что янтарные панели сгорели в замке в момент штурма города, но он при этом не присутствовал.

В своем дневнике А.Я. Брюсов в 1944 г. сделал запись о том, что, как свидетельствуют документы, во главе охраны музейных ценностей во всей Восточной Пруссии стоял Роде. Именно он перевез вещи в замки, организовал вывоз Янтарной комнаты в Саксонию, но от него ничего нельзя добиться: “Он говорит очень мало, только то, что мы и без него открываем“.
Позже Брюсов пришел к выводу, что комната уничтожена пожаром в 1944 г., но в Ленинграде поставили под сомнение заключение комиссии о гибели янтарных панелей.

Золоченый десюдепорт. Южная стена янтарной комнаты

В марте 1946 г. сотрудник Центрального хранилища музейных фондов А.М. Кучумов и заведующий сектором музеев отдела культуры Ленгорсовета С.В.Трончинский провели новое тщательное обследование всех помещений Кёнигсбергского замка. В различных местах здания они обнаружили множество поломанной мебели, осколки ваз китайского и японского фарфора из интерьера Екатерининского дворца. У входа в Большой Орденский зал среди мусора, в слое гари, были найдены перегоревшие остовы обесцветившихся мозаичных картин. По профилю почерневших, покореженных рам и виньеток установили принадлежность их к флорентийским мозаикам XVIII в.

Одновременно шел розыск доктора А. Роде. Бургомистр города и несколько жителей сообщили, что он покончил с собой, подругой информации — Роде и его жена умерли в городской больнице в декабре 1945 г. от дизентерии. Наиболее верный путь обнаружения Янтарной комнаты был утрачен. Но А.М. Кучумов, не потерявший надежды, настоял на том, чтобы для поисков Янтарной комнаты создали специальную экспедицию.
Западная стена воссозданной Янтарной комнаты
Основными объектами обследования стали Королевский замок и оборонительные форты, а также около двадцати сооружений, в которых предположительно она могла находиться. Началась длящаяся уже более полувека история поисков, которая сегодня насчитывает сотни адресов и десятки экспедиционных маршрутов.

В 1967 г. для рассмотрения и изучения накопившейся информации, прямо или косвенно связанной с поиском Янтарной комнаты и захоронением музейных ценностей из музеев Советского Союза, создается Правительственная комиссия под председательством заместителя министра культуры РСФСР В.С. Стриганова. Комиссией была проделана огромная работа, однако и эти усилия не принесли результатов. В 1984 г. комиссия по розыску Янтарной комнаты прекратила существование.
Необходимо упомянуть также экспедицию, которую возглавляла Е.Е. Стороженко, организованную Министерством культуры РСФСР.

Зрение. Воссозданная флорентийская мозаика янтарной комнатыЗа более чем пять десятилетий поисков Янтарной комнаты история приобрела оттенок таинственности. Она породила на свет бесчисленное множество легенд и мистификаций, стала поводом для самых неожиданных сенсаций и откровенных инсинуаций всевозможных авантюристов и просто романтиков.

Поистине удивительные истории начались в 1997 г. Так, в Германии была обнаружена мозаичная картина “Осязание и Обоняние“, выполненная итальянскими мастерами в XVIII в. в технике флорентийской мозаики и находившаяся до 1941 г. на южной стене Янтарной комнаты в Екатерининском дворце-музее. В том же году был найден комод русской работы XVIII столетия, который до войны также находился в интерьере Комнаты.
В одной из своих последних статей Г. Вермуш, публицист и переводчик из Германии, много лет занимающийся поисками пропавшей Янтарной комнаты, выдвигает предположение, которое основывается на обнаруженных им документах: “Очевидно, уцелевшие и поврежденные части Янтарной комнаты при эвакуации могли быть перевезены в разные места“.

Среди сотрудников музея бытует версия, выдвинутая в устной беседе А.М. Кучумовым уже в Ленинграде, что доктор Роде, досконально зная немецкие архивные документы и историю создания Янтарной комнаты, разделил ее на изначальную — “немецкую“ — часть и более позднюю — “русскую“, после чего запаковал их в ящики порознь. Это — поступок хранителя: любой музейный сотрудник, оказавшийся в военных условиях, должен принять решение — что спасать в первую очередь, что — во вторую.
“Немецкую“ часть отправили (предположительно) в Саксонию; “русскую“ — зеркала, шесть цокольных панелей, резьбу десюдепорта и три мозаики — или не успели отгрузить, или намеренно в ящиках оставили в замке, который был уничтожен во время налета английской авиации. Обгоревшие детали отделки Янтарной комнаты должны были послужить доказательством достоверности произошедшей трагедии.

Побывав в очередной раз в Калининграде в 1969 г., А.М. Кучумов утвердился во мнении, что искать Комнату нужно тщательнее. Он говорил на эту тему осторожно, но считал, что янтарные мозаики не утеряны.
“…Я до сих пор уверен, что Янтарная комната не погибла и спрятана где-то… И что она непременно будет найдена — случайно или в результате планомерного поиска, от которого нельзя отказаться до тех пор, пока не будет доказано, что она утеряна безвозвратно“.
Сотрудники музея-заповедника “Царское Село“ не приемлют словосочетания “гибель Янтарной комнаты“, упорно заменяя его на “исчезновение“.

Осязание и Обоняние. Середина XVIII в. Флорентийская мозаика янтарной комнаты Слух. Воссозданная флорентийская мозаика янтарной комнаты

В начале 1990-х гг., в связи с получением новых данных о перемещении культурных ценностей, с прибытием в Калининград архива Г. Штайна и открытием доступа к советским спецхранам, была возобновлена поисковая деятельность. В Калининграде был создан Координационный центр по поискам культурных ценностей, а с 1996 г. — Отдел по поиску культурных ценностей.

К поискам Янтарной комнаты причастны многие деятели культуры, энтузиасты-подвижники, представители деловых кругов и государственные деятели. Поиск Янтарной комнаты и других утраченных культурных ценностей продолжается. Он ведется в подвалах старинных замков, в казематах фортов, туннелях промышленных предприятий и руинах графских дворцов, в озерах и шельфах Балтийского моря, в штольнях и штреках шахт, в архивах и библиотеках.
С течением времени все более обоснованными становятся опасения, что хрупкий декор янтарных панно, требующий особых условий хранения, буквально осыплется в руках тех, кому посчастливится сделать эту сенсационную находку.

Воссоздание янтарной комнаты

В 1975 г. в Екатерининский дворец-музей обратилась семья мастеров по янтарю Блиновых, движимая желанием воссоздать уникальные панели. Эксперимент был отвергнут из-за допущенных Блиновыми многочисленных неточностей и ошибок в работе, но идея воссоздания Янтарной комнаты получила путевку в жизнь.
В феврале 1977 г. совет Художественного фонда РСФСР рассмотрел и одобрил проект ленинградских художников-архитекторов ГС. Хазацкого и М.В. Еленевской, который предусматривал создание модели-макета Янтарной комнаты в 1/5 натуральной величины для Калининградского музея янтаря.
10 апреля 1979 г. Совет Министров РСФСР принял постановление о воссоздании утраченного шедевра.

К этому времени уже велись работы в интерьере Янтарной комнаты, расположенной в анфиладе парадных залов дворца. Так, был установлен плафон “Свадьба Хроноса“, написанный по эскизу неизвестного итальянского художникаXVII в.; заново набран художественный паркет из палисандра, красного сандала, ореха и клена; восстановлена деревянная резьба десюдепортов; вызолочены резные орнаменты рам зеркал и фигурки амуров, поддерживающих вазы и канделябры во фризе.

Проект воссоздания убранства Янтарной комнаты был разработан группой специалистов, которую возглавил архитектор А.А. Кедринский. В 1986 г. этот проект был удостоен Ленинской премии. Комплекс работ по воссозданию янтарного декора не имел аналогов в мировой реставрационной практике, так как нигде нет ничего подобного этому уникальному памятнику, являвшемуся одновременно произведением и архитектуры, и декоративно-прикладного искусства.

За двухсотлетнюю историю бытования янтарные панно на стенах превратились в сложный художественный объект, состоящий из разных по времени, стилистике и манере исполнения декоративных элементов.

Прежде чем приступить к воссозданию янтарного убора утраченного интерьера, необходимо было изучить исторический и изобразительный материал. С документами дело обстояло благополучно, изобразительный же материал был скуден и не давал ответа на многие постоянно возникавшие вопросы: как выяснилось, знаменитый интерьер почти не был зафиксирован в чертежах, гравюрах, рисунках и живописи.

Первоисточниками для специалистов-реставраторов послужили фотографии, выявленные в фототеках Государственного Эрмитажа, Государственного Русского музея, Государственной Третьяковской галереи и других музеев. Первая из них была опубликована в 1859 г. во Франции, в альбоме Т. Готье, последняя — в 1942 г. в Германии, в журнале “Пантеон“.

Северная стена воссозданной Янтарной комнаты Декоративное навершие рам верхнего ряда янтарь Скульптурный декор и гравировка Большой рамы. Южная стена янтарной комнаты

Для воссоздания янтарного декора необходимо было иметь сведения о высоте рельефных орнаментов и скульптурного оформления, о соотношении больших и малых рам с общей площадью панно. Следовало выяснить, какие сюжеты были награвированы на пластинах, а также изучить цветовую гамму плоской мозаики.
Собранные фотографии были приведены к единому масштабу, что позволило вычислить точные размеры панелей и отдельных деталей их декора. Параллельно велись работы по истории создания флорентийских мозаик, включенных в отделку интерьера уже в Царском Селе; был определен состав первоначального декора Янтарного кабинета в Берлине; уточнено время появления позднейших дополнений и найдены аналоги утраченным деталям.
Полученные результаты научных исследований легли в основу комплексного проекта воссоздания Янтарной комнаты, разработанного А.А. Кедринским, который исполнил проектную документацию по всем видам художественной отделки интерьера.

Важнейшей составляющей частью проекта стала прорисовка всех янтарных панно в натуральную величину и создание цветовых эталонов (изображение янтарного декора во всем многообразии его колорита). При исполнении этой трудоемкой работы возникла проблема определения по черно-белым фотографиям богатейшей колористической гаммы отделки Комнаты, включающей в себя палитру цветов от бледно-желтого до красно-коричневого.
На фотопластинах были запечатлены найденные в 1944 г. фрагменты янтарной рамы, детали подлинных изделий немецких мастеров из коллекции Екатерининского дворца-музея и кусочки обработанного янтаря разного оттенка. Путем сравнения этих снимков удалось установить тональную гамму янтарных панелей.
Одной из сложных проблем оставалось определение высоты рельефа янтарной резьбы по фотографии, которая, как известно, дает только плоское изображение. Эту задачу удалось решить благодаря уникальному методу фотограмметрии: он позволяет по тени, отбрасываемой разными деталями, рассчитать их высоту с точностью до одного миллиметра.

Одновременно с созданием проекта шел многолетний процесс поиска и отработки технологии восстановительных работ. Как известно, в Янтарной комнате находилась коллекция янтарных изделий XVII — начала XX в., исполненных в мастерских Пруссии, Дании, Польши. Предметы исторической коллекции требовали реставрации, и она проводилась параллельно с созданием проекта.
Современные художники стали изучать технику старых мастеров, и на этом пути всех ожидала большая удача. Среди изделий из янтаря внимание реставраторов привлек большой ларец, он-то и дал ответы на многие вопросы. Сюжеты украшавших его медальонов, манера их исполнения оказались схожими с изображениями на панелях комнаты.
При более тщательном обследовании ларца обнаружили подпись Готфрида Турау — одного из создателей Янтарного кабинета. Так был найден ключ к разгадке техники исполнения янтарного декора Комнаты.

Большая рама с янтарными медальонами-камеями на библейские сюжеты, с гравированными пейзажами и флорентийской мозаикой Большая рама со скульптурным декором на античные сюжеты, российской символикой и флорентийской мозаикой Янтарный картуш с зеркалом

При научно-производственном объединении “Реставратор“ была образована творческая мастерская по художественной обработке янтаря, в которой занялись изготовлением копий и реконструкцией янтарных изделий XVII—XVIII вв. Реставраторы осваивали старые приемы и способы обработки “балтийского золота“, постигали забытые секреты.
Помимо восстановления технологий прошлых веков, занялись новыми разработками, которые должны были обеспечить долговечность воссоздаваемого янтарного декора. Так, объединением “Научфанпром“ был найден оптимальный вариант деревянной основы для янтарного набора, которая минимально реагирует на изменения температурно-влажностного режима, что важно для последующей эксплуатации панно, которые будут находиться в музейной экспозиции, посещаемой большим количество экскурсантов.

Янтарные предметы исторической коллекции, а также диапозитив общего вида Янтарной комнаты, исполненный в начале XX в., помогли определить богатейшую палитру декора Янтарной комнаты.
В ленинградских лабораториях Технологического института осваивали и проверяли пигменты — красители и составляющие их ингредиенты. Необходимо было добиться игры света в янтаре, которая делала бы краски яркими, праздничными, живыми.
Ленинградская научно-исследовательская лаборатория судебной экспертизы участвовала в поиске оптимального химического состава мастик, которые используются при наклеивании янтаря на основу.

Драгоценным элементом убранства Янтарной комнаты являлись полихромные мозаики из натуральных камней. Во Флоренции до настоящего времени существует мастерская “Pietra dura“ (твердый камень), где в XVIII в. Выполнялись мозаичные картины для России. Там сейчас размещен музей, где можно получить представление о старинной технике каменной мозаики. В музее сохранились живописные картины, по которым изготавливались мозаики для Янтарной комнаты.
В помощь реставраторам итальянцы сделали с картин цветные слайды и передали в Екатерининский дворец. Эскизы воссоздаваемых мозаик разрабатывались А.А. Кедринским, художественным руководителем камнерезных работ А.А. Журавлевым, мастерами-виртуозами Б.П. Игдаловым и В.М. Козловым. В мастерской к этому времени сосредоточилась коллекция поделочных камней, собранных по всей стране. Было разработано экспериментальное оборудование для производства тонких камнерезных работ.

Скульптурные украшения углов Большой рамы янтарь Орнаментальная вставка Большой рамы янтарной комнаты Корона Российской империи. Декоративное навершие Большой рамы. Южная стена янтарной комнаты

В отделке Янтарной комнаты присутствуют все виды художественной обработки янтаря — мозаичный набор, ложнопрофилированная, объемная и внутренняя резьба.
Избранный реставраторами сложный способ научной реконструкции складывался не сразу, а путем многих проб, но он позволил максимально достоверно воспроизвести художественный облик Янтарной комнаты.
В течение двух десятилетий неизменным поставщиком основного сырья для воссоздания интерьера являлся Калининградский янтарный комбинат — единственное и крупнейшее в мире предприятие по разработке этого уникального месторождения янтаря.
Коллектив немецкой компании “Рургаз АГ“ сделал благородный жест доброй воли, приняв участие в возрождении Янтарной комнаты и тем самым приблизив миг, к которому так стремились многие специалисты и общественность все послевоенные десятилетия.

Работы по возрождению уникального интерьера были завершены в мае 2003 г., к празднованию 300-летия со дня основания Санкт-Петербурга.
Вернувшийся из небытия царскосельский интерьер можно назвать произведением искусства не только XVIII века, но и XX столетия. Подвижнический труд, профессиональная добросовестность и виртуозное мастерство современных российских реставраторов возвратили миру завораживающую красотой Янтарную комнату.

Добавить комментарий

  1. Виола

    Отличный информативный материал. Большое спасибо

    Ответить
  2. Сэр Поун

    Спасибо вам большое, вы мой спаситель! O=)

    Ответить
  3. саша

    странно, что немцев не заставили её воссоздать. По их вине она исчезла!

    Ответить